Наверх

платные услуги
  • Информация о ценах на предоставляемые услуги
  • Запись на платный прием к специалисту
  • Консультация по вопросам ДМС

+7(4842)277-677


для пациентов
Для жителей микрорайона Анненки открыта предварительная запись на прием к участковому терапевту
по телефону: +7(4842)277-677 доб. 1
Приемная новости
Калужская областная клиническая больница - Наследственные заболевания и врожденные аномалии развития у детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями (невынашиванием беременности).
Назад

Наследственные заболевания и врожденные аномалии развития у детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями (невынашиванием беременности).

Б.Г.Гинзбург

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения калужской области «Калужская областная клиническая больница»

Естественный отбор рассматривается в теории популяционной генетики как важнейший фактор эволюции, вызывающий адаптивные изменения в генетической структуре популяций [1]. В настоящее время одним из основных компонентов отбора в популяциях человека является дифференциальная плодовитость [2]. На основе популяционно-генетического изучения дифференциальной плодовитости человека (невынашивание беременности) Алтуховым Ю.П. с соавт. (1990) [3], были получены данные, подтверждающие влияние генетических процессов на естественный отбор, который приводит к накоплению "адаптивных" генотипов в существующей среде. В результате этих исследований было определено снижение гетерозиготности и увеличение гомозиготности генотипов среди женщин и мужчин с невынашиванием беременности. На основании этого, можно предположить, как следствие, накопление у потомства в семьях, страдающих невынашиванием беременности наследственных заболеваний и увеличение состояний, находящихся на границе адаптивной нормы или выходящих за ее пределы. Современные методы лечения семей отягощенных репродуктивными потерями и бесплодием, позволяют довольно успешно преодолеть эту проблему. Поэтому возникает вопрос о состоянии здоровья детей рожденных, после применения новых технологий и влияет ли это на накопление отрицательных эффектов в популяции.

Частота  репродуктивных потерь (невынашивание беременности), по данным литературы, колеблется от 3,8 до 25% [4,5,6,7]. Значительные колебания этого показателя объясняются различным подходом к учету самопроизвольных выкидышей [8].

Малые аномалии развития  в отличие от врожденных пороков развития (ВПР)  - это морфологические нарушения гистогенеза. По определению Лазюка Г.И. с соавт. (1991) [9], МАР – это стойкое морфологическое изменение, не выходящее за пределы границ вариаций нормального строения органа и не сопровождающиеся нарушением его функции. МАРы  не приводят к нарушению функции органа и не являются существенными косметическими дефектами [9,10].

В отечественной литературе опубликовано небольшое количество работ по исследованию врожденных пороков развития  (ВПР) и малых аномалий развития (МАР)  у детей, рожденных в семьях с невынашиванием беременности и бесплодием. Так в работе Мамедалиевой Н.М.с соавт., (1990) [11] врожденные пороки  у потомства встречались с частотой 82‰. Сеникова М.К (2000) [12] объединив  ВПР и МАР в группу аномалий развития, показала, что среди детей после ЭКО частота ВПР 69,23 ‰, а в группе,  где применялся метод  интрацитоплазматической инъекции сперматозоида (ИКСИ) ВПР составили 62,5‰.  Представленные показатели аномалий развития превышают  суммарные колебания популяционных частот, которые в России составляют 6,81 до 40,45‰ [13]. В странах Европы  20,77‰ – 20,88‰ по данным EUROCAT [14].

 Возможно высокие показатели ВПР среди детей, рожденных в семьях с репродуктивными нарушениями, можно объяснить наличием методических ошибок. В частности ВПР и МАР учитывались вместе, так дисплазия тазобедренных суставов и расширение чашечно-лоханочной системы в период новорожденности могли носить транзиторный характер и поэтому на момент регистрации  в период раннего возраста детей не могли быть отнесены к аномалиям развития.

Не вызывает сомнений, что большая часть ВПР  элиминируется на пренатальных стадиях развития, и поэтому трудна для учета. Изучение отдельно ВПР, МАР и наследственных болезней у детей, рожденных в семьях с невынашиванием, покажет более полную  картину в оценке репродуктивной функции как фактора, связанного с дифференциальной плодовитостью, поскольку МАР скорее всего не подвержены элиминации. В работе Mehes K. (1988)[15] частота МАР была выше у новорожденных из семей с патологической беременностью и больными детьми в анамнезе.

В работах зарубежных авторов проводилась оценка аномалий развития и наследственных заболеваний среди детей, рожденных с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Сложности в интерпретации данных  были обусловлены особенностями методологических подходов разных авторов, что не позволило сделать окончательные выводы о  повышенном  риске рождения детей с ВПР после применения ВРТ [16].

 Цель работы: проанализировать и оценить частоты наследственных заболеваний, врожденных пороков развития и малых аномалий развития  у детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями (невынашиванием беременности).

Материалы и методы

     Базу данных составили  семьи,  обратившиеся в кабинет медицинской генетики ГБУЗКО  «Калужская областная больница» за период с 1985 года по 2010 год по поводу репродуктивных потерь в частности связанных с невынашиванием беременности. Данное понятие, согласно МКБ-10 [17], включает в себя рубрики: О03 Самопроизвольный аборт; О02.1 Несостоявшийся выкидыш; О02.0: N 96 Привычный выкидыш; О26.2 Медицинская помощь женщине с привычным невынашиванием беременности. Регистрация семей проводилась на амбулаторном  приеме в кабинете медицинской генетики, в гинекологическом отделении, в отделениях Калужского областного родильного дома. Кроме обязательного документа, заполняемого в медицинских учреждениях (медицинская карта амбулаторного больного – форма № 025/у-04), использовалась генетическая карта и карта обследования на МАР.

При обследовании семей использовались методы: анамнестический, клинико-генеалогический, антропометрический, математико-статистические.

Суммарно вся выборка прошедших консультацию семей составила 957. Из них в 297 семьях была проведена лимфоцитотерапия  (ЛИТ). Проводимая нами лифоцитотерапия в комплексе лечения  семей с невынашиванием беременности в 92% обеспечила рождение детей  [18]. После данной процедуры родилось 275 детей, из них две двойни. В период новорожденности,  в два года и в 5-8 лет после рождения было осмотрен 141 ребенок, из них 73 мальчика и 68 девочек. Таким образом, выборка осмотренных детей  составила около 52% детей, рожденных в семьях после ЛИТ. Соотношение между мальчиками и девочками составило 1,07, что вполне соответствует популяционной частоте    в Калужской области 1,06 [19].

 Контрольная выборка семей составила 241 семью. Данная группа формировалась при осмотре детей в травматологическом отделении. Осмотр проводился в той же возрастной группе, как и осмотры  детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями. Проводя клинико-генеалогическое обследование, выяснилось, что в 42 семьях контрольной группы отмечались клинически регистрируемые репродуктивные потери (невынашивание беременности), что составило 17,4% от общего количества семей в контроле. Таким образом, в контрольную группу мы смогли включить только 199 семей. Соотношение полов между мальчиками и девочками составило 1,55, так как контрольная группа детей формировалась при осмотрах в детском травматологическом отделении,  где значительное преобладание мальчиков обусловлено более частым наличием травм у последних. 

В нашей работе использовалась регистрация ВПР проспективная, ретроспективная и текущая [19]. Регистрации подлежали все пороки развития  и наследственные заболевания у ребенка (плода), впервые выявленные и зафиксированные при проведении клинико-генеалогического обследования семей. Данные о ВПР регистрировались только в том случае, если они кодировались в группе  Q по МКБ -10.   

Осмотр и описание  детей осуществлялся в родильном доме, затем они осматривались в 2  и 5-8 летнем возрасте в кабинете медицинской генетики или в поликлинике по месту жительства. Во время осмотра уточнялись изменения в родословной, проводились антропометрические измерения, назначались дополнительные методы обследования или консультации специалистов для верификации диагноза. Диагнозы ВПР и наследственного заболевания  шифровались по МКБ-10.

Регистрация МАР проводилась при осмотре детей в 2 и 5-7 летнем возрасте. Регистрировались 54 МАР, распознаваемые по международным критериям [10].

Все МАР по характеру их оценки можно разделить на три группы  альтернативные, измерительные и описательные.

К альтернативным относятся признаки, которые есть или их нет у ребенка. При обследовании в качестве альтернативных признаков нами использованы: две макушки, гетерохромия радужки, пре- или аурикулярные выросты, эпикант, плоская переносица, диастема, широкое пупочное кольцо, умеренное расхождение прямых мышц живота, клино- и камптодактелия, поперечная ладонная складка, сакральная ямка. Регистрация  их однозначна.

Измерительные  признаки определяются абсолютным или относительным числовым значением: брахицефалия, долихоцефалия, низкорасположенные ушные раковины, гипо- и гипертелоризм и т. д. При регистрации данных признаков нами  проводились измерения согласно методическим рекомендациям [10,15,20].

Описательные признаки это те же измерительные признаки, для которых на сегодняшний день не разработаны методики количественной оценки. В нашей работе были использованы следующие МАР: гипер- и гипотрихоз, деформированные ушные раковины (аплазия, гипо-, гиперплазия отдельных структур раковины, изменение их формы). При оценке описательных признаков использовался альтернативный подход т.е. учитывались только крайние проявления исследуемого признака. Для исключения возможных различий в оценке МАР по причине индивидуальных "подходов" к диагностике описательных признаков решено выполнить данную работу одним исследователем.

Результаты и обсуждение

Результаты, полученные при обследовании детей рожденных в семьях группы ЛИТ и контроля (контроль),  представлены в таблице 1.

Та      Таблица 1 Наследственные заболевания и ВПР, среди детей группы ЛИТ и  в контроле 

 

МКБ 10

Наследственные заболевания

ВПР

Хромосомные болезни

Доминантные

Рецессивные

Пол пробанда

Пол пробанда

Пол пробанда

Пол неизвестен

Пол пробанда

м

ж

м

ж

м

ж

м

ж

группа ЛИТ

Анемия Фанкони

D61.8

 

 

 

1

 

 

 

 

 

Болезнь Виллебранда

D68.0

1

2

 

 

 

 

 

 

 

Лактазная недостаточность

Е73.0

 

 

 

1

 

 

 

 

 

Врожденный птоз

Q10.0

 

 

 

 

1

1

 

 

 

Дефект межжелудочковой перегородки

Q21.0

 

 

 

 

1

1

 

 

 

Дефект межпредсердной перегородки

Q21.1

 

 

 

 

 

1

 

 

 

Врожденная недостаточность аортального клапана

Q23.1

 

 

 

 

 

1

 

 

 

Открытый артериальный проток

Q25.0

 

 

 

 

 

1

 

 

 

Пилоростеноз

Q40.0

 

 

 

 

1

 

 

 

 

Другие врожденные аномалии печени

Q44.7

 

 

 

 

1

 

 

 

 

Крипторхизм

Q53

 

 

 

 

1

 

 

 

 

Агенезия почки односторонняя

Q60.0

 

 

 

 

1

 

 

 

 

Врожденное искривление носовой перегородки

Q67.4

 

 

 

 

 

1

 

 

 

Нейрофиброматоз тип 1

Q85.0

 

1

 

 

 

 

 

 

 

Туберозный склероз

Q85.1

 

1

 

 

 

 

 

 

 

Врожденная диафрагмальная грыжа

Q79.0

 

 

 

 

 

 

1

 

 

с-м Дауна

Q90.0

 

 

 

 

 

 

 

1

 

Всего

 

1

4

 

2

6

6

1

1

 

Контроль

Гидроцефалия врожденная

Q03.

 

 

 

 

1

 

 

 

 

Срединная киста шеи

Q18.8

 

 

 

 

1

 

 

 

 

Дефект межжелудочковой перегородки

Q21.0

 

 

 

 

1

 

 

 

 

Врожденная косолапость

Q66.2

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 Врожденная деформация грудиноключично-сосцевидной мышцы

Q68.0

 

 

 

 

 

3

 

 

 

Всего

 

 

 

 

 

3

5

 

 

 

                       

Анализ выше представленной таблицы показывает, что среди осмотренных детей рожденных после ЛИТ, семь детей с моногенными болезнями. Группа аутосомно-доминантных заболеваний состоит из одиного мальчика и четырех девочек.  В двух случаях аутосомно-доминантные заболевания  (болезнь Виллебранда  и нейрофиброматоза тип 1) в семье были установлены при первичной диагностике у пробанда. Два других случая болезни Виллебранда были известны в семьях с репродуктивными потерями. Диагноз  туберозного склероза, популяционная частота которого составляет  0,071-0,083‰, был установлен ребенку в 7 месяцев, заболевание было обусловлено вновь возникшей мутацией. Редкое аутосомно-рецессивное  заболевание, анемия Фанкони, популяционная частота которого 0,001-0,005 на 1000 населения манифестировало у ребенка в 4 года. Представленный в нашей выборке один случай лактазной  недостаточности был установлен  ребенку до года. Представленные данные показывают, что родители  в семьях с репродуктивными потерями не обращали внимание на «невыраженные» клинические проявления аутосомно-доминантных  заболеваний, которые  с выраженной клинической картиной определялись у рожденных ими детей. Скорее всего, данные проявления обусловлены экспрессией генов у детей. Таким образом, можно предположить, что экспрессия патологических генов у плодов, возможно, является одной из причин, которая и запускает как защитную реакцию механизм репродуктивных потерь. 

В таблице 2 представлен расчет  частот ВПР, наследственных заболеваний в группах ЛИТ и контроле.

Таблица 2 Распространенность наследственных заболеваний и ВПР в изучаемых группах 

Группа

 

n

Частота на 1000 детей

ЛИТ

Контроль

(n=141)

(n=199)

Наследственные заболевания:

7

49,64

-

доминантные

5

35,46

-

рецессивные

2

14,18

-

ВПР + с-м Дауна

14

99,29

40,2

Сравнивая полученные нами данные, можно отметить, что частота ВПР  99,29‰  среди детей  группы ЛИТ превышает максимальную популяционную частоту в России  40,45‰ [13]  и в группе контроля (40,20‰) в 2,5 раза. По результатам 11 летнего мониторинга ВПР в  Калужской области  частота пороков составила 26,48‰ [21]. Данный показатель в 4 раза меньше частот ВПР в группе ЛИТ и в 1,5 раза меньше рассчитанной частоты в контроле. Частота ВПР в группе ЛИТ  превышает  результаты, полученные Мамедалиевой Н.М. с соавт. (1990)  (82‰)[11].  Как уже отмечалось в представленном исследовании вышеобозначенного автора, в период новорожденности учитывалось транзиторное состояние у детей, такое  как дисплазия тазобедренного сустава, которая при осмотре в 5-7 лет могла уже и не проявляться. При проведении перерасчета  ВПР, по данным Мамедалиевой Н.М.с соавт. (1990)[11], частота ВПР в приведенной выше группе составила 27,5‰, что вполне согласуется с данными популяций России (таблица 3.)  Схожая проблема и в работе Миронова А.В. (2008)[22]. При исключении из выборки учета ВПР дисплазии тазобедренного сустава, частота составляет 25,32 ‰ вместо 37,97‰, показанных  в работе. Частота  пороков развития в полученной нами контрольной группе составила 40,20‰, что в 1,5 раза выше показателей Калужской области. Но концентрация определенных пороков развития в детском ортопедотравматологическом отделении, где проводилось формирование контрольной группы, завышает по нашему мнению частоту ВПР в контроле, что является недостатком нашего исследования.

 

Таблица 3 Частота наследственных болезней  и ВПР на 1000 населения

Группа

Амелина С.С.[23]

Мурзабаева С.Ш. [24,25]

Ельчинова Г.И. [26]

UNSCEAR**, [27]

Наследственные заболевания:

 

 

 

 

доминантные

1,34±0,11 - 2,00±0,10

1,62±0,17 - 3,30±0,13

0,50 - 6,77*

10,0

рецессивные

1,03±0,09 - 1,34±0,08

0,99±0,13 - 1,76±0,10

0,32- 3,76*

2,5

ВПР + с-м Дауна

15,32±0,37**

21,40

-

-

* сельские  районы России с выраженной степенью эндогамии

**  на 1000 новорожденных

Анализ данных нашего исследования (группа ЛИТ и контроль) и результаты других исследований представлены в таблице 4.

Таблица 4 Сравнительный анализ патологии среди детей группы ЛИТ, контроля и данных других исследований

Нозологии

ЛИТ (n=141)

Контроль (n=199)

Популяционная частота UNSCEAR (1986)

 

OR CI-95% (ORmin-ORmax)

 

 

ВПР+ с-м Дауна

99,29

40,2

-

2,6319 (1,073- 6,455)

Доминантные заболевания

35,46

-

10,0

3,64(1,23-10,81)

Статистический анализ выборочной оценки отношения шансов (OR=2,63) для групп ЛИТ и  «контроль» позволяет сделать вывод, что частота ВПР+ с-м Дауна выше среди детей, рожденных после лифоцитотерапии, по сравнению с детьми в популяции.

Статистический анализ выборочной оценки отношения шансов (OR=3,64) для групп ЛИТ и данными UNSCEAR [27] позволяет сделать вывод, что частота доминантных заболеваний значительно выше (как минимум в 1,23 раза) среди детей, рожденных после лифоцитотерапии, по сравнению с детьми в популяции. Сделать статистически значимые выводы о соотношении частот  аутосомно-рецессивных заболеваний среди детей, рожденных после лимфоцитотерапии по сравнению с детьми в популяции не удается из низких значений частот этих заболеваний в нашей выборке и в «других исследованиях», хотя выборочная оценка отношения шансов  составляет OR =3,81.

В сообщениях зарубежных авторов [28, 29, 30,31] частота ВПР среди  детей, рожденных от спонтанных беременностей, оставляют  42,0 - 41,79 ‰., что вполне соответствует нашим данным в группе  контроля, но почти в 1,5 раза выше данных мониторинга ВПР в Калужской области, что возможно связано с недостаточным учетом всех ВПР в популяции. По данным, представленным в таблице 5 отмечается существенный рост частоты ВПР в семьях,  которые лечились с помощью ВРТ. Это вполне сопоставимо с частотой ВПР, полученной нами в группе ЛИТ. 

Таблица 5 Частота ВПР среди детей, рожденных от спонтанных и с помощью ВРТ наступивших беременностей по данным зарубежных авторов.

Группы детей

Hansen M. et al., 2002

Bonduelle M. et  al., 2005

Al-Fifi S. et al., 2009

Cha K.Y.  et al., 2005

спонтанно  наступившие беременности

4000

538

335

-

Из них с ВПР

168

12

14

-

Частота ВПР на 1000 детей

42,0

22,30

41,79

-

ICSI (ИКСИ)

301

540

246

-

Из них с ВПР

26

33

7

-

Частота ВПР на 1000 детей

86,38

66,11

28,46

-

IVF (ЭКО)

837

437

-

-

Из них с ВПР

75

18

-

-

Частота ВПР на 1000 детей

89,60

41,19

-

-

IVM (созревание в пробирке)

-

-

-

38

Из них с ВПР

-

-

-

3

Частота ВПР на 1000 детей

-

-

-

78,95

Сравнительный анализ распределений частот МАР по тесту Х2 при уровне значимости  р 0,05, между  мальчиками и девочками в группе ЛИТ  и контроле  показал, что выборки однородны. Это позволяет объединить выборки мальчиков и девочек и провести, сравнительный анализ МАР между группами ЛИТ и контролем таблица 6.

 

Таблица 6 Суммарные частоты МАР в группе ЛИТ и контроле

Число МАР

 ЛИТ

Контроль

n

МАР

%

n

МАР

%

0

6

0

4,48

3

0

1,51

1

26

26

19,40

62

62

31,16

2

41

82

30,60

64

128

32,16

3

35

105

26,12

47

141

23,62

4

15

60

11,19

20

80

10,05

5

10

50

7,46

3

15

1,51

6

1

6

0,75

0

0

0,00

Всего

134

329

100

199

426

100

Средняя величина МАР на 1 ребенка

2,41

2,14

Сравнение двух выборок  по Х2 показало, что данные выборки имеют  различные распределения на уровне значимости р=0,0162 . Анализ средних по двухвыборочному t-тесту c различными дисперсиями позволяет сделать вывод на уровне значимости 0,05, что частота МАР у детей, рожденных после  лимфоцитотерапии выше частоты МАР у детей в популяции.  Следует отметить, что это  вполне согласуется с данными, показанными в работе Mehes K. [15].

Выводы

Соотношение полов между мальчиками и девочками в группе детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями составила 1,07. Данный показатель соответствует соотношению полов в популяции (1,06). Таким образом, сегрегационных нарушений в нашей выборке, связанных  с полом, не произошло.

Согласно нашим результатам среди детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями, отмечается накопление наследственно обусловленных заболеваний, часть из которых в популяции встречается очень редко (туберозный склероз, анемия Фанкони). Кроме того необходимо отметить, что экспрессия генов аутосомно- доминантных заболеваний у детей из  группы с репродуктивными потерями  более выраженная, чем у родителей, что позволяло установить наличие данного заболевания в семье.

Частота ВПР среди детей  в группе ЛИТ статистически достоверно выше, чем в группе контроля и популяции. Необходимо отметить, что распространенность врожденных аномалий развития  в группе ЛИТ вполне соответствует частоте среди детей рожденных, после применения вспомогательных репродуктивных технологий. Таким образом, полученные данные показывают, что сами ВРТ на частоту ВПР среди детей  не влияют, а, скорее всего увеличение частоты ВПР среди детей, рожденных в семьях с нарушением фертильности, обусловлены биологическими причинами. Получены статистически достоверные данные об увеличение частоты малых аномалий развития среди детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями.

Таким образом, можно утверждать, что нами получены данные о накоплении у потомства в семьях, страдающих репродуктивными потерями (невынашиванием беременности), наследственных заболеваний, врожденных пороков развития и малых аномалий развития, что свидетельствует об  увеличении состояний находящихся на границе «адаптивной» нормы или выходящих за ее пределы. Несмотря на то, что дети нашей выборки родились «in vivo», аналогичные проблемы возникают и у детей рожденных «in vitro», что указывает на наличие похожих биологических проблем среди семей со сниженной фертильностью.

Следовательно, возникает новая задача, которая заключается в обоснованной профилактике возникающих нарушений, которая заключается в продолжение системного накопления материалов о детях, рожденных в семьях с репродуктивными нарушениями. Необходимо выделить социально значимые группы заболеваний, которые можно выявить при проведении медико-генетического консультирования во время планирования беременности (генетический паспорт). Внедрить в пренатальную диагностику дополнительные исследования для данных групп населения с наиболее часто встречаемой патологией и раннюю постнатальную профилактику проблем  возникших у детей.    

 

Литература

1.Алтухов Ю.П.. Генетические процессы в популяциях. -М.: Наука, 1989: 327. (Altukhov Y.P. Genetic processes in populations. -M.: Science, 1989: 327.)

2.Cavalli-Sfrosa L., Bodmer W.F. The genetics of populations. San Francisco: W.F.Freeman Co, 1971: 965.

3Алтухов Ю.П., Курбатова О.Л.. Проблемы адаптивной нормы в популяциях человека. Генетика 1990; 26:7:583-597.(Altukhov Y.P. Kurbatova O.L. Problems of adaptive norms in human populations. Genetics 1990, 26:7:583-597.)

4.Бурдули Г.М., Фролова О.Г. Репродуктивные потери (клинические и медико-социальные аспекты) – “Триада-Х”, М., 1997:76. (Burduli G.M., Frolova O.G.Reproductive losses (clinical, medical and social aspects) - 'Triad-X', Moscow, 1997:76.

5.Клинические рекомендации. Акушерство и гинекология /под редакцией Кулакова В.И.-М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006:512.(Clinical recommendations. Obstetrics and gynecology / edited Kulakov V.I.-M.: GEOTAR Media, 2006:512.)

6.Wang X., Chen C., Wang L. et al. Conception, early pregnancy loss, and time to clinical pregnancy: a population-based prospective study. Fertil. Steril., 2003; 79:3:577-584.

7.Love E.R., Bhattacharya S., Smith N.C., Bhattacharya S. Effect of interpregnancy interval on outcomes of pregnancy after miscarriage: retrospective analysis of hospital episode statistics in Scotland. BMJ. 2010 5;341:3967.

8.Сидельникова В.М. Привычная потеря беременности. - М.:Триада –Х, 2000:304.(Sidelnikov V.M. Habitual pregnancy loss. - Moscow: Triad-X, 2000:304.)

9.Лазюк Г.И. Тератология человека. М.: Медицина, 1991: 476. (Lazjuk G.I. Teratology person. Moscow, Medicine, 1991: 476.)

10.Jones K.L. Smith's Recognizable Patterns of Human Malformation, 6th Edition- Saunders, 2005; 976.

11.Мамедалиева Н.М., Елизарова И.П., Разумовская И.Н. и др. Привычное невынашивание как фактор высокого риска формирования перинатальной патологии и нарушения психомоторного развития детей. Вестник АМН СССР 1990; 5:31-35. (Mamedalieva N.M., Elizarova I.P., Razumovskaja I.N. et al. Habitual miscarriage as a factor in the formation of high-risk perinatal pathology and impaired psychomotor development of children. Bulletin of Medical Sciences 1990; 5:31-35).

12.Сеникова М.К., Пономарева Л.П., Кузьмичев Л.Н. Особенности раннего неонатального периода новорожденных, родившихся с помощью вспомогательных репродуктивных технологий. Детский доктор, 2000;6:19-22. (Senikova M.K., Ponomarev L.P., Kuzmichev L.N. Features of early neonatal infants born through assisted reproductive technology. Children's doctor, 2000, 6:19-22.)

13.Демикова Н.С. Мониторинг врожденных пороков развития и его значение в изучении их эпидемиологии. Российский вестник перинатологии и педиатрии 2003;48:4:13-17. (Demikova N.S. Monitoring of congenital malformations and its importance in the study of epidemiology. Russian Journal of Perinatology and Pediatrics 2003; 48:4:13-17.)

14.Khoshnood B., Greenlees R., Loane M., et al. H.; EUROCAT Project Management Committee; EUROCAT Working Group. Paper 2: EUROCAT public health indicators for congenital anomalies in Europe. Birth Defects Res A Clin Mol Teratol. 2011;91: 1:16-22.

15.Mehes  K.  Informative  morphogenic  variants  in  the  newborn  infant.  Budapest, Academia  Kiado.  1988:5-51.

16.Alukal J.P., Lamb D.J. Intracytoplasmic sperm injection (ICSI)--what are the risks? Urol Clin North Am. 2008 ; 35:2:277-88.

17.Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. Десятый пересмотр. Всемирная организация здравоохранения. Женева, 1995.(International Statistical Classification of Diseases and Related Health. Tenth revision. World Health Organization. Geneva, 1995.)

18.Гинзбург Б.Г., Гинзбург Е.Б., Глазков П.В. Лимфоцитотерапия при невынашивании беременности. Акушерство и гинекология 2005; 1:48-50. (Ginzburg B.G., Ginzburg E.B., Glazkov P.V. Limfotsitoterapiya for miscarriage. Obstetrics and Gynecology 2005; 1:48-50.)

19.Гинзбург Б.Г. Врожденные пороки развития на территориях, загрязненных радионуклидами после аварии на Чернобыльской АЭС. Российский вестник перинатологии и педиатрии, 1998; 2:34-34.(Ginzburg B.G. Congenital malformations in areas contaminated with radionuclides after the Chernobyl accident. Russian Journal of Perinatology and Pediatrics, 1998, 2:34-34.)

20.Лазюк Г.И., Кулешов Н.П., Черствой Е.Д. и др. Врожденные пороки развития у человека: Классификация, определение, описание фенотипа пробанда./ Методические рекомендации для проведения клинико-морфологического исследования в семьях с наследственными синдромами и другими комплексами врожденных пороков развития. Москва - Ереван, 1986. (Lazjuk G.I., Kuleshov N.P., Cherstvoj E.D. et al. Congenital malformations in humans: classification, definition, description of the phenotype of the proband. / Guidelines for the clinical and morphological studies in families with hereditary syndromes and other complexes of congenital malformations. Moscow - Yerevan, 1986.

21. http://www.medmonitor.ru/

22.Миронов А.В. Тарасова И.В., Давыдова И.Г. Угроза невынашивания на ранних сроках в аспекте дальнейшего течения беременности и ее исхода. Вестник Российского университета дружбы народов, 2007;5:132-140. (Mironov A.V. Tarasova I.V., Davydova I.G. The threat of miscarriage in the early stages in terms of the further course of pregnancy and its outcome. Bulletin of the Russian Peoples' Friendship University, 2007, 5:132-140.)

23.Амелина С.С., Шокарев Р.А., Кривенцова Н.В. и др. Генетико-эпидемиологическое изучение Ростовской области. Медицинская генетика, 2005; 4:8:371-377. (Amelina S.S., Shokarev R.A., Krivencova N.V. et al. Genetic and epidemiological study of the Rostov region. Medical Genetics, 2005; 4:8:371-377).

24. Мурзабаева С.Ш., Марданова А.К.,  Магжанов Р.В. и др. Генетический мониторинг врожденных пороков развития в Республике Башкортостан. Медицинская генетика, 2005;4:9:425–431. (Murzabaeva S.Sh., Mardanova A.K.,  Magzhanov R.V. et al. Genetic monitoring of congenital malformations in the Republic of Bashkortostan. Medical Genetics, 2005; 4:9:425-431.)

25.Мурзабаева С.Ш. Зинченко Р.А., Гринберг Я.И. и др. Генетико-эпидемиологическое изучение населения Республики Башкортостан. Влияние генетической структуры популяций на уровень груза моногенных наследственных болезней  Генетика, 2009;45:4:546-554. (Murzabaeva S.Sh., Zinchenko R.A., Grinberg J.I. et al. Genetic and epidemiological study of the population of the Republic of Bashkortostan. The influence of the genetic structure of populations on the level of cargo monogenic hereditary diseases. Genetics 2009;45:4:546-554.)

26.Ельчинова Г.И., Спицын В.А., Зинченко Р.А. Характеристика генетической вариабельности популяций через груз аутосомно-доминантной и аутосомно-рецессивной патологии (на примере ряда сельских регионов России). Живые и биокосные системы, 2012. Электронное периодическое издание (http://jbks.ru/archive/vyipusk-№1). (El'chinova G.I., Spicyn V.A., Zinchenko R.A. Characterization of genetic variability in populations of cargo autonomic dominant and autonomic recessive disorders (for example, a number of rural regions of Russia). Living and bio-inert system, 2012. Electronic periodical (http://jbks.ru/archive/vyipusk-№1).

27.UNSCEAR: Genetic and somatic effects of ionizing radiation. United Nations Scientific Committee on the Effects of Atomic Radiation. Report to the General Assembly with annexes, United Nations, New-York, 1986.

28.Hansen M., Kurinczuk J.J., Bower C., Webb S. The risk of major birth defects after intracytoplasmic sperm injection and in vitro fertilization. N Engl J Med. 2002;346:10:725–730.

29. Bonduelle M., Wennerholm U.B., Loft A., Tarlatzis B.C., Peters C., Henriet S., Mau C., Victorin-Cederquist A., Van Steirteghem A., Balaska A., Emberson J.R., Sutcliffe A.G. A multi-centre cohort study of the physical health of 5-year-old children conceived after intracytoplasmic sperm injection, in vitro fertilization and natural conception. Hum Reprod. 2005;20:2:413-9.

30.Cha K.Y., Chung H.M., Lee D.R., Kwon H., Chung M.K., Park L.S., Choi D.H., Yoon T.K. Obstetric outcome of patients with polycystic ovary syndrome treated by in vitro maturation and in vitro fertilization-embryo transfer. Fertil. Steril. 2005;83:5:1461-5.

31.Al-Fifi S., Al-Binali A., Al-Shahrani M., Shafiq H., Bahar M., Almushait M., Sobandi L., Eskandar M. Congenital anomalies and other perinatal outcomes in ICSI vs. naturally conceived pregnancies: a comparative study. J Assist Reprod Genet. 2009;26:7:377-81.

 

Автор: Гинзбург Борис Григорьевич

Адрес: 248029 Калуга ул. Гурьянова 16 корп. 1 кв.8

Email: bginz@mail.ru, телефоны: служебный -84842-72-59-16, моб. тел.:8906-6446017.

Занимаемая должность: зав. консультативной поликлиникой ГБУЗКО «КОКБ», ученая степень  - кандидат медицинских наук.

Адрес учреждения, где выполнена работа: 248007 г.Калуга ул. Вишневского д. 1 ГБУЗКО «КОКБ».

 

Подпись:                           / Б.Г.Гинзбург /

 

 

 

 

 

 

 

Наследственные заболевания и врожденные аномалии развития у детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями (невынашиванием беременности).

Б.Г. Гинзбург

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения калужской области «Калужская областная больница»

Ключевые слова: дети, наследственные заболевания, врожденные пороки развития, невынашивание беременности

Применение лифоцитотерапии в комплексе лечения  семей с невынашиванием беременности в 92% обеспечило рождение детей.  Наблюдение в течение 8 лет  за 141  ребенком рожденных в семьях с репродуктивными потерями показало, что у этих детей  высокий риск появления врожденных пороков развития + синдрома Дауна OR=2,6319 (95% CI 1,073-6,455), аутосомно-доминантных заболеваний с более выраженной экспрессией генов, чем у их родителей  OR=3,64(95% CI 1,23-10,81). Кроме того, среди данной группы детей встречались такие редкие наследственные заболевания, как анемия Фанкони, туберозный склероз. Малые аномалии развития с частотой 2,41 на 1 ребенка статистически достоверно при уровне значимости р=0,0162 по тесту Х2  чаще встречались у детей  рожденных в семьях с невынашиванием беременности по сравнению с детьми контрольной группы, у которых частота малых аномалий развития составила 2,14 на одного ребенка.

На основании этого, можно утверждать, что нами получены данные о накоплении у потомства, в семьях страдающих невынашиванием беременности, наследственных заболеваний, врожденных пороков развития и малых аномалий развития, что свидетельствует об  увеличение состояний находящихся на границе «адаптивной» нормы или выходящих за ее пределы.

Несмотря на то, что дети нашей выборки родились «in vivo», аналогичные проблемы возникают и у детей рожденных «in vitro», это указывает на наличие похожих биологических проблем среди семей со сниженной фертильностью.

 

 

 

 

 

 

Genetic diseases and congenital abnormalities of the children born in the families with reproductive losses (miscarriages)

Boris G. Ginsburg

State-administered health care institution “Kaluga regional hospital”

Key word: children, genetic diseases, congenital abnormalities, miscarriages

The administration of lymphocyte therapy within complex treatment of the families with miscarriages provided successful childbearing in 92% of cases. The 8-year observation of 141 children born in the families with reproductive losses showed that those children were facing a high risk of congenital abnormalities + Down Syndrome R=2,6319 (95% CI 1,073-6,455) and autosomal dominant diseases with a more prominent gene expression in comparison with that of their parents OR=3,64(95% CI 1,23-10,81). Besides, in this group of children such rare genetic diseases as Fanconi's anemia and tuberous sclerosis were registered. Minor disorders with the frequency of 2,41 per 1 child statistically validly with the level of significance р=0,0162 on test Х2  were more often registered in the children born in the families with miscarriages in comparison with the children of the control group, where the frequency of minor disorders amounted to 2,14 per one child.

Therefore we may consequently state that findings have been obtained on the accumulation of genetic diseases, congenital abnormalities and minor disorders in the generation of the families with miscarriages, which shows the increase of conditions on the border-line of “adaptive” norm or crossing its borders. Despite the fact that the children of this sampling were born «in vivo», the same problems arise in the children born «in vitro», which  denotes the presence of similar biological problems in the families with low fertility.

 

 

 

 

 

 

Наследственные заболевания и врожденные аномалии развития у детей, рожденных в семьях с репродуктивными потерями (невынашиванием беременности)

 

Аннотация:

Применение лимфоцитотерапии в комплексе лечения семей с невынашиванием беременности в 92% случаев обеспечило рождение детей. Наблюдение в течение 8 лет за 141 ребенком, рожденным в семьях с репродуктивными потерями, показало, что у этих детей высокий риск появления врожденных пороков развития + синдрома Дауна (OR=2,6319; 95% CI 1,073—6,455), аутосомно-доминантных заболеваний с более выраженной экспрессией генов, чем у их родителей (OR=3,64; 95% CI 1,23—10,81). Малые аномалии развития с частотой 2,41 на 1 ребенка статистически достоверно чаще (при уровне значимости р=0,0162 по тесту Х2) встречались у детей, рожденных в семьях с невынашиванием беременности, по сравнению с детьми контрольной группы, у которых частота малых аномалий развития составила 2,14 на 1 ребенка. Таким образом, нами получены данные о накоплении у потомства в семьях, страдающих невынашиванием беременности, наследственных заболеваний, врожденных пороков и малых аномалий развития, что свидетельствует об увеличение количества состояний, находящихся на границе «адаптивной» нормы или выходящих за ее пределы.

Авторы:

Гинзбург Б.Г.

Издание: Российский вестник перинатологии и педиатрии
Год издания: 2013
Объем: 8с.
Дополнительная информация: 2013.-N 4.-С.47-54. Библ. 31 назв.